відеоархів

Останні відео

Видання ICO


Інтерв’ю та статті Л.Д.Кучми

Версія для друку
30.03.2015

Минские договоренности, сотрудничество с Китаем, будущее украинского ВПК

Президент Украины Леонид Кучма (1994-2005гг.) дал интервью журналистам центрального китайского телевидения CCTV.

Телесюжет можно посмотреть по этой ссылке.

Также приводим полную расшифровку беседы.


Господин Кучма, какова перспектива Минских договоренностей и их юридическая суть, с учетом принятого закона об особом статусе Донбасса, подписанного Президентом Украины?

Это сегодня главные документы и если бы они были выполнены – так, как это там записано, - то я убежден, что сегодня был бы мир в Украине. То есть этими документами была заложена и юридическая, и политическая основа для урегулирования конфликта, для прекращения войны. Так что все там было предусмотрено – начиная с прекращения огня, начиная с отвода тяжелых видов вооружения, и в том числе, контроля – куда все это дело отвели, я имею в виду тяжелые виды вооружения, не буду их перечислять. Под жестким контролем ОБСЕ. Это до сих пор не сделано. К большому сожалению, эти документы, которые признаны всем миром, международными организациями, в том числе, Советом Безопасности Организации Объединенных Наций, как основа мира в Украине, к большому сожалению, не выполняются в полной мере. Не выполняются не украинской стороной, а противоположной стороной.

 

Как Вы видите в будущем реализацию Минских договоренностей? Будут ли сложности в их реализации? Приведет ли их реализация к миру на Донбассе?

Главная трудность одна и зависит только от одной стороны – не от Украины, не от так называемых «ДНР» и «ЛНР», не от мирового сообщества, а от российской стороны. Быть или не быть миру в Украине – это все решается в Кремле. Сегодня я часто говорю, что все зависит от Бога, но Бог далеко, и не все признают его существование, никак к нему не допросимся, - и от господина Путина. Поэтому все зависит от того, как Москва будет дальше смотреть на развитие событий в Украине. Пока мы не видим, чтобы она хотела мира здесь. Те условия, которые сегодня выдвигаются, они неприемлемы для украинской стороны. Мы не хотим сегодня иметь рядом еще один очаг напряженности по примеру того же Приднестровья, Абхазии или Южной Осетии. Весь вопрос в том, что и у Европейского союза, и у тех лидеров, которые дали согласие на подписание документа в Минске – я имею в виду госпожу Меркель и господина Олланда – никаких сомнений в этом плане нет. Они сегодня выступают за такое мирное разрешение проблемы. Единственная сегодня возможность – это чтобы мировое сообщество требовало от российской стороны четкого выполнения этих договоренностей. В том числе, и Китайская Народная Республика, потому что Китайская Народная Республика подписала Будапештский меморандум о предоставлении гарантий безопасности Украине. И, к большому сожалению, китайская сторона пока, скажем так, обходит эту проблему. К большому сожалению. Хотя спасибо за то, что она занимает нейтральную позицию, в том числе, в Совете Безопасности Организации Объединенных Наций. Я хочу обратиться к китайской стороне: ради Бога, давайте помнить о том, что подписываем.


Каким образом военно-промышленному комплексу Украины перейти на европейские рельсы? Как Вы видите развитие экономики Украины в европейской плоскости?

Мы должны учиться у Китая. Я это говорю абсолютно серьезно. Вы знаете, я неоднократно был в Китае, работая в ракетно-космической отрасли, и видел ситуацию в космической промышленности Китая. То, каких высот сегодня достиг Китай – вот по такому пути надо идти Украине. Надо помнить о том, что есть европейские стандарты, надо переходить на европейские технологии – и в этом плане тоже надо учиться у Китая. За такой короткий в историческом плане достичь таких результатов – это уму непостижимо! И здесь нам надо учиться, не ждать милостей от природы, не ждать, что все технологии к нам оттуда придут, надо самим мозгами работать. А мозги у нас еще остались – не дай Бог растеряем. Сегодня та же война каким-то образом стимулирует наш военно-промышленный комплекс. К сожалению, Украина практически не делала законченных видов вооружений – только с танками у нас завершенный круг производства. А ракеты мы делали стратегические, они уже запрещены международными договорами к производству. Мы делали комплектующие для российских предприятий: промышленность Украины была серьезно загружена оборонным заказом, но больший процент этого заказа шел на сборочные заводы России. Поэтому для нас это огромные потери. В большинстве своем, все нам нужно начинать с чистого листа – и разработку, и изготовление новых видов вооружений.

 

Видите ли Вы уместным увеличение полномочий Кабмина по законотворчеству, как это было в 1992 году?

Наверное, Вы имеете в виду период моего премьерства в 1992 году, когда Парламент предоставил Правительству возможность издавать свои декреты, которые являлись практически законами. Я думаю, что такой необходимости сегодня нет. В то время у нас не было структурированного парламента. У власти не было никогда большинства в Парламенте. Поэтому все законотворческие инициативы, в том числе, Кабинета Министров, которые попадали в Парламент, они месяцами там, как говорится, валялись под сукном. Никто не хотел их принимать: огромные противоречия, которые были в Парламенте, не давали такой возможности. Сегодня у власти, у Президента и Правительства, есть практически конституционное большинство в Парламенте. Сегодня только ответственность за властью: давать законы, которые нужны сегодня стране – и в экономике, и в политике, во всем. А парламент сегодня способен принимать такие законодательные акты. В такой ситуации Украина никогда не была. Практически никогда в Парламенте не было у власти такого твердого большинства. Это плюс для страны.


Члены Совета безопасности ООН Россия и Китай отказались принимать участие в заседании, где обсуждался вопрос прав человека в Крыму. Может ли это отразится на интенсивности политического диалога, вызывает ли это недоверие к Китаю, и что может содействовать укреплению отношений между Китаем и Украиной?

И будучи Президентом, и Премьер-министром – я всегда считал, что Китай должен быть у Украины одним из главных партнеров. Во всем – и в экономике, и в политике. И я все делал для этого. Я считаю, что во время моего президентства были самые добрые, самые теплые, самые конструктивные отношения Украины с Китайской Народной Республикой. То, что за это время мы потеряли эти отношения, не делает чести украинской власти, политической элите нашей. Так что сегодня, я однозначно считаю, надо нашим лидерам сделать все, чтобы вернуть доверие Китая к Украине, чтобы наладить те отношения, которые были уже. И возможности у нас такие есть, и есть возможности, в чем сотрудничать. Скажу откровенно: Украина в этой части, в восстановлении этих отношений, заинтересована больше должна быть, чем Китай. Так что чем быстрее это будет сделано, тем лучше для Украины.


Сепаратисты на Востоке не воспринимают Закон об особом статусе Донбасса. Переговоры зашли в глухой угол. Как развивается сейчас ситуация?

Знаете, надо садиться за стол и договариваться. Потому что украинская сторона однозначно считает, что надо сделать все, чтобы провести эти выборы. Скажите, пожалуйста, если сегодня объявить выборы на Донбассе, а они должны пройти при участии наблюдателей всех международных организаций, кто поедет туда в качестве наблюдателей? Кто даст гарантии безопасности этим наблюдателям? Никто. Поэтому должен быть установлен твердый мир, и в соответствии с Минским протоколом должны быть выведены все войска иностранные, в том числе, и наемники. Должны быть отведены тяжелые виды вооружения, и только потом надо проводить такие выборы. А сегодня это просто лозунги – «давайте мы проедем такие выборы». Так давайте выполним все остальное, давайте, в том числе, восстановим российско-украинскую границу – пока она под контролем только российской стороны, ну и так называемых «ДНР» и «ЛНР». А пока это будет не украинская граница, а чужая граница, то говорить о мире тоже невозможно. Если 400 с лишним километров своей границы Украина не контролирует, то о чем можно тут говорить? О каких последствиях можно говорить? Поэтому вот об этом надо всегда помнить. При этих условиях можно проводить выборы, в которых очень заинтересована украинская сторона – чтобы была избрана легитимная власть. Когда будет избрана легитимная власть – тогда можно будет говорить и о дальнейших процессах возврата блудного сына в лоно матери-Украины.

Повернутися назад до розділу