відеоархів

Останні відео

Видання ICO


<p style=

" />

Інтерв’ю та статті Л.Д.Кучми

Версія для друку
21.11.2014

Между федерализацией и блокадой

Зеркало недели

На этой неделе президенты Украины и России предложили свое публичное видение урегулирования военного конфликта на Донбассе. Так, Владимир Путин в интервью немецкому телеканалу ARD заявил: "Я не понимаю нежелания некоторых политических сил в Украине даже слушать о возможности федерализации". При этом он уточнил, что высказывания не о "федерализации", а о "децентрализации" являются игрой слов. "Это же все игра словами. Надо понять, что вкладывается в эти понятия: децентрализация, федерализация, регионализация. Можно напридумывать еще десяток слов. Нужно, чтобы люди, проживающие на территориях, поняли, что они на что-то имеют права, что они что-то могут решать самостоятельно в своей жизни". 

Петр Порошенко, со своей стороны, подписал указ, которым вводит в действие решение Совета национальной безопасности и обороны от 4 ноября "О неотложных мерах по стабилизации социально-экономической ситуации в Донецкой и Луганской областях". Что, по сути, означает полную экономическую блокаду оккупированных территорий Донбасса: "У нас работа будет — у них нет, у нас пенсии будут — у них нет, у нас забота о детях, пенсионерах будет — у них нет, у нас дети пойдут в школы и детские сады — у них они будут сидеть в подвалах. Потому что они ничего не умеют делать. Так и именно так мы выиграем эту войну", — пояснил накануне свою позицию Порошенко.

Какой из этих двух вариантов может быть взят за основу разрешения военного конфликта и каковы могут быть последствия каждого из них?

Собственно, с таким вопросом ZN.UA и обратилось к ряду людей, участвующих если не в самом процессе моделирования возможных сценариев в конкретных властных кабинетах воюющих стран, то представляющих их интересы. Обратились также к участникам закулисного, непрозрачного переговорного процесса. А также к тем, кто способен дать компетентный прогноз дальнейшего развития сложившейся ситуации и связанных с ней рисков. Однако не все, к кому мы обратились, в силу разных, в том числе и объективных причин, смогли ответить. К сожалению, в их числе не только представители экспертного сообщества — президент Польши (1995—2005) Александр Квасневский, один из "отцов" польской децентрализации Ежи Регульский, историк Ярослав Грицак, экономист, возможный кандидат на пост министра финансов Виктор Пинзеник, но и ключевые государственные чиновники. А ведь и вице-премьер-министру по региональной политике, курирующему вопросы переселенцев Владимиру Гройсману, и губернатору воюющей Луганской области Геннадию Москалю придется непосредственно сталкиваться с последствиями принимаемых на высшем уровне решений. Что априори подразумевает наличие собственной позиции. Увы. 

Тем не менее, надеемся, что публикацией имеющихся мнений мы поможем читателю найти дополнительные аргументы для того, чтобы сформулировать собственные ответы на этот действительно непростой вопрос: федерализация или блокада?

Леонид КУЧМА,
президент Украины,
участник переговорной группы в Минске:

— Заявление В.Путина о необходимости федерализации Украины не ново. Такое требование, как и требование внеблокового статуса нашего государства, со стороны Кремля выдвигалось задолго до трагических событий на Донбассе. 

Поэтому его нельзя рассматривать как путь к урегулированию ситуации в Донецкой и Луганской областях. Это откровенный ультиматум. Цель его одна — лишить Украину права на самостоятельную внутреннюю и внешнюю политику. Это попытка загнать наше государство в "серую зону", чтобы сохранить политическое и экономическое влияние на него. Тем самым Кремль фактически признает, что использует ситуацию на Донбассе для давления на Украину. 

Федерализация Украины не менее опасна, чем военная агрессия. В нынешних условиях она будет означать разрушение государства.

Когда речь идет о правах людей "что-то решать самостоятельно в своей жизни", на чем акцентирует В.Путин, то они обеспечиваются не федерализацией, а расширением полномочий местного самоуправления. Опасность федерализации в отношении Донбасса заключается в том, что она как раз не учитывает интересов простых граждан. Ею хотят воспользоваться в собственных интересах самозваные "региональные лидеры". И последствия этого уже хорошо видны на примере катастрофической ситуации в "ДНР" и "ЛНР". Это наглядный негативный пример угрозы федерализации для украинской государственности.

Спекуляции идеями федерализации Украины можно снять децентрализацией власти и реформированием местного самоуправления. Именно такой путь предусмотрен мирным планом президента П.Порошенко, положенным в основу достигнутых в Минске договоренностей. 

Минский протокол определил контуры политического урегулирования ситуации на Донбассе. На это был направлен закон "Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей". Он предусматривал предоставление особого статуса отдельным районам Донбасса, проведение там досрочных местных выборов и принятие программы экономического возрождения региона. 

Однако все эти шаги были перечеркнуты действиями лидеров самопровозглашенных "ДНР" и "ЛНР". Они, во-первых, ничего не сделали для прекращения огня и, во-вторых, вопреки минским договоренностям, провели незаконные выборы.

Для меня странными выглядят настояния России на возобновлении переговоров в "минском формате". Если не выполняются положения минского протокола, то какой смысл проводить очередные встречи в таком формате? Для того чтобы их в очередной раз компрометировать? Или для того чтобы сделать ревизию предыдущих договоренностей, которые они не выполнили?

Я не вижу логики в озвученной главой МИД РФ С.Лавровым позиции российской стороны о непринятии любого другого формата, кроме "минского". О чем можно говорить с людьми, которые не выполнили и, похоже, даже не собирались выполнять ни одного пункта минского протокола? Тем более что представители самопровозглашенных республик не принимают самостоятельных решений без согласования с Кремлем.

При таких условиях однозначно нужно выходить на другие форматы переговоров по урегулированию ситуации в Донецкой и Луганской областях. Это может быть возврат к "женевскому формату". При этом можно продолжить и работу нашей (минской) группы, если она будет полезной и ее решения будут выполняться. Потому что я не вижу альтернативы мирному решению проблемы. 

События на Донбассе уже стали не только общеевропейской, но и общемировой проблемой. Поэтому к ее решению надо привлекать более широкий круг политиков и дипломатов. При этом, на мой взгляд, не нужно начинать с нуля в поисках новых подходов к решению проблемы. Пути урегулирования ситуации на Донбассе достаточно полно определены минским протоколом. Вряд ли кто-то добавит что-то принципиально новое к тому, что нужно делать. На минский протокол сегодня ссылается весь мир. Так что нужно сделать все возможное для обеспечения выполнения его положений.

 

Повернутися назад до розділу